Записки в метро для FB.

Март 3, 2014 admin No comments

20 килограммовый кот спит в будке, его храп мешает мне, железная дверца на клетке в такт скрипит и шатается и вот-вот оторвется, он всегда спит и храпит, клочья шерсти вылетают сорванные дыханием и вибрацией.

Черная, в форме перевернутого горшка кепка с лого «армани» натянута на пол лица, черный пальто-картуз, короткие рукава с торчащими красными руками краба, кувалдоподобные кулаки напряженно сжаты, прямой пробор нарочито прилизан к узкому лбу, бугры надбровных дуг с мелкими невзрачными глазами сверлили всех вокруг.
Много раз проходил вдоль этого забора и только сейчас заметил потайную дверцу в бетонной стене, в темном выступе облепленный известью черный звонок с кривой надписью у кнопки-»зво-ног».
На здании ряд вывесок- мед для пчеловодов, зачем?, парикмахерская, пикантный шопинг для взрослых, автосалон Фараон, далее мясо и рыба, может здесь скрыт смысл, каббала? Еще загадочней, указатель-компьютеры, под ним еще надпись-сауна, баня и ритуальные услуги.
Перешагнул впопыхах через лужу, в ней плавала затоптанная картонная табличка с надписью шариковой ручкой-дайте на покушать…
Продолжают удивлять свойства человеческого глаза, он прекрасно различает цвета и малейшие оттенки, он фиксирует бесчисленные формы и поверхности, он реагирует на яркость и нервные импульсы ужаса или восторга, но что более поразительно, так его способность отличать мертвое от живого.
Лучшие натурщицы-это картинки из Плейбоя. В пятницу купил у выхода из метро журнал, на меня сверкнула глазами бабуля в каракуле-и в укор, громко потребовала у продавца — а, мне альбом Джотто…
Громадная девица, в штампе-коробки для зубных щеток, кожа куртки с пузырьками пота на поверхности изломов, полуистлевший серый и сырой рюкзак на коленях, мочалки нитей по уголкам, безнадежность.
Пустыня растет…Знак близок… Извращенная пачкотня и эстетизм. Размалевщики плоттерных распечаток, хорошо я тоже так могу, лучше Швиттерса, я кумир дегенеративного искусства, сморщенное губчатое лицо с желтой пластмассой электронной читалки в руках, клочья меха, рябой шарф, усталость.
Кабульское метро, невероятно квакающие особи сопровождали меня
повсюду, что это, невозможно понять и оценить всю пустоту этой среды,
живые мертвецы в суете прихотей, отчетливо вплоть до мельчайших
деталей вижу картины своего детства, двор на Кавказе, голос любимой
бабули, траву и щербинки и трещинки на стене дома, возможно ли
переместиться во времени, кажется что да.
Дизайн и любование, это уже психоз,
все загнано в стереотипы толпы, крошечные головы в вязаном
непотребстве, мощный зад с оттопыреными корневищами клетчатого пальто
пролетарского модника. Боюсь этих людей. В клубах снега у выхода
раскачивается и мычит-ремонт кальянов, на столбе свежие листки
приказы о последней распродаже конфиската из новой коллекции.
Во всем
прикольный подход, в фото-исключительно жалкий комизм или мармелад
эротики, отвратное манипулирование обьектами и смыслом, гнусный
подтекст и акцентирование мысли в другом противоестественном ракрусе,
скучный и монотонно изжеванный прием.
Бледно-фиолетовое лицо
дебила, с трудом говорило что-то и ворчало, хамизация хамов.
Исчезли юмор и ирония, последний признак еще тлеющей духовной жизни,
мертвый рационализм, косный просчет, гогот уродливых баб.
Осел любит лакомится ферулой, но для других животных она-страшный яд, от которого они неминуемо погибнут, пора покупать мои картины. Зачем ослу салат , если достаточно чертополоха.
Желатиновое кокетство утомляет, в духе-что вижу, то и говорю, гладенько, стройно, прилично, волосики, ноготки, тельце без полотенца, даже если и читает, сплошь дрянь и пошлость. Это и хорошо, не думай, все уже решено, ты внутри мегамашины, степень осознания своего бессилия не зависит от ума, он тоже проводник и инструмент мегамашины.
Смелость, однако состоит в том, чтобы скорее уж убежать, а не жить спокойно и лицемерно в ложных убежищах. Они ничего не знают о том неимоверном крушении, к которому они, в самозабвении, приближаются в монотонном гуле своих все ускоряющихся шагов…(Ж.Д, Ф.Г.)
Полутораметровая тетка, втиснулась и смяла внешний ряд в вагоне, она полностью состояла из мешков с песком, намертво ввинченных в друг друга, кепка крышка бочки венчала рыжее лицо уличного работника, некоторые в меховых шубах, измором брали окружающих.
Токубецу кенинся-специальный трактор. Практически полностью седой, с увлечением читая техническую дрябедень в журнале, брови электрощетками скребут золотые крючки оправы, болотная тина куртки, в ляпах и патине древностей, механика руки извлекает из нагрудного кармана-щели, комок изношенного клетчатого платка, мнет и комкает снова в щель.
Много злых и тупых женских лиц, вблизи жуть, надзирательница из лагеря смерти, в тканевом саркофаге, с жестяными пряжками соцреализма, в колодцах глазниц колеблются матовые шарики, упорство и кошмар, все неожиданно осветилось смыслом.
Рядом тридцатилетняя девица, в роговых очках, строчит заполняя хаос квадратиков, кольца нет, отчаянье.
Телочки, телочки, мокрые телочки-громкая музыка из припаркованой
тонированой машины. Безлюдье, очень точно сказано, приехав в Москву,
из далекого северного скита, где и послушников то всего несколько, а
до ближайшей деревни часа два езды на горемычном автобусе, походив по
улицам этого города, оставил один комментарий-безлюдье.. Выпил чаю, с
пряником, поклонился и уехал навсегда.
Металлическая змея машин,
монотонно втягивалась в город, колба бабки исхлестанная надписью
метрорекламы, суетилась, в круговерти людей, расшвыривая вялые листы
газет.
Мне кажется, что некоторые продавцы просто состарились в своих лавках,
срочно закрывать торговые сараи, делать центры обучения и подготовки
думающих и способных людей, огромные территории с грудами суррогатов
под присмотром водянистых тупиц. Какова элита, такова и масса.
Возможно ли спастись в этой среде, да, занимаясь совершенствованием
своей духовности. Грызня мелких собствеников, и либеральные принципы
умерли, сейчас битва монополий, с посути, видимостью этого, всем
владеет уже сложившаяся группа, государство на страже их интересов, в
бесконечном мещанском примитиве, они должны пожрать себя.
Отсутствие
морали, чванство и недалекость, ученый без книг на полках в
кабинете, банкир ковыряющий в носу, сенатор с трудом говорящий и матом
на лице, для чего они живут, для потребления, может просто дать всем
машины, тряпки, бассейны, что потом, может для секса?
Сделать это
нормой и открыть везде и всюду доступ к домам и телам. Раскладной знак
в макдональдсе-здесь отдыхают стриптизеры или скользкий пол.
Определенно, он был совершенно прав, поразительно, государство
созданное в угоду индивидуальных интересов, безразличие и
стабильность, скорее безразличная стабильность. Полная юридическая
абстракция законов.
С шести лет мной овладела страсть к рисованию, изображению различных форм. К пятидесяти годам у меня было сделано бесчисленное количество рисунков:но все, что я сделаю к семидесяти, не стоит внимания…
Средний класс в шаге от пролетариев, и те и другие в машинах, плотное
движение, слева нагло протискивается вольво с женоподобным задом,
сигналю и рывком продвигаюсь в правом ряду,
Набоковская усталость на лице, диссонанс
писательского вида и тяжелых в венах рук, кувалды обуви скромно
прижаты нос к носу,
Черная каторжная куртка с серостью протертостей,
все кончено, совок поглотил молодость, затухание в ужасе быта, русский
интеллигент безмерная тоска и печаль
Кошмарные женские особи, это просто набор функций, тряпичная оболочка не устанно оберегает ходячий кокон
чувственности, тотальная негативность среды, удивительные формы
приспосабливаться к жизни в духовном опустошении, стационарное рабство.
Не могу смотреть на людей, их вид, лица, манеры, откровенно говорят за
себя, вижу всю сущность и перспективу, жуть, ущербность во всем,
хочется поднять воротник, уставиться в пол или задрать в небо голову и
бежать.
О, ужасная туша посреди
вагона, спит, раскинуты руки едва касаются колен, курточка лопнула на
теле, глухие глыбы тела, скатились и застыли в ожидании обвала головы
у поверхности пола, туфли циклопически сморщены, впихнутые колонны
ног, старая ушанка с обвислостью нетопыриных ушей.
Мой знакомый, уже изрядно потрепанный юрист, произнес на высокопарной латыни-в твоем случае, лучше переб-ть, чем недоб-ть. Это окончательно убедило меня в выборе. Именем Сената и Римского Народа…
Я самый волшебный художник на Земле! Точнее, вы не понимеете я самый
волшебный художник. в Москве, нет, вы снова не понимаете, я самый
самый художник- где? Правильно, в Ватутинках( ставим по смыслу). Меня
зовут- ну, я жду самого удивительного и точного ответа от вас!
Конечно, Вакомотряс или Вакомопляс, это не суть, главное я прилетел к
вам, чтобы рассказать и научить Вас рисовать на ужасно удивительном
устройстве- графический планшет ваком! Я буду очень краток, главное
это рисунок, и как мне сказал изобретатель этого устройства-
самый
настоящий японец Вакомица, если ты начал рисовать в школе на вакоме,
тебя ждет страшная доля, нет простите, это не совсем точный
компьютерный перевод, а правильно- тебя ждет чудесное горе, нет, снова
неправильно- будешь жить на ипподроме! Помоему это здорово, свежий
воздух, лошади, и везде лошадиный помет..Фу!
Да, я иногда забываю с
какой лекцией выступаю, О, эти волосы, повсюду сплошные волосы!? Они
на голове, на бороде, в носу и даже, ужас в глазах! ( выпучивает
глаза).
Но, с нашим патентованным средством, минутка рекламы, ВОУ!-это
оно так называется, все ваши проблемы будут решены. Тишина в классе!!!
Что, такое ВОУ!?- выпил, облысел, умер. Наступи на коврик, в нем ходил
наш дворник-смешно, правда, что? не очень, ну хорошо, хорошо,
продолжим рисовать. В животе живет мартышка, ей прийдет сегодня крышка.
Странное воздействие на работе, это отупение и пустота, постоянно что-
то забываешь или теряешь, куда то исчез ключ от стального ящика,
пришли заспиртованные люди и недовольно все распилили с тучей искр, в
клубах гари и купюрой пропали.
Пугающее отсутствие думающих лиц,
ветшающие на глазах фигуры в трепье, стремление к этому увяданию в
более комфортных условиях-это все в чем смысл бытия, юные в кислотном
безразличие, вымывание национальных черт и духа.
Занудное повторение у
развалин, холуйский индивидуализм на службе слепого колосса
государства. Читая Йенского головокрута- аллесгута прихожу в
содрогание от реалистичности картины общества и его перспектив,
картины Босха цветочки. Тирлипот, усия, этвас.
Безумная роскошь,
корявое обожание вещей с их внутренним негативом и изменчивостью. К
черту красоту, только антидизайн, антиэстетика, на свалку-мещанское
удобство-утробство плебеев-жевунов картофельных кусочков.
Двое мальчишек во дворе школы обсуждают, один худой с живыми глазами,
второй полный, с большой и круглой головой в роговых очках. Худой-
вчера купил журнал с кристаллом сапфира! А, ты знаешь сколько он стоит-
один миллион!
Толстый, крутит головой в вязаной шапочке, надвинутой на
самые брови, гогочет и отвечает- нет, больше- десять миллионов! Оба
тресутся от смеха, а эти дураки продают по 26 рублей! Еще смеются,
потом толстый протирает очки и говорит-только он не настоящий.
Две одержимые девицы что-то вопили друг другу по- английски, страшные,
одна со скрепками в лице, что-то про пиво, взрыв, и сон.
Тыквоголова, короткая стрижка со следами сбегавших селевых потоков,
полосатые следы в точности повторяли ухабы черепа, с бледнобелым дном
кожи в глубине каждой полосы, нос вздернут в картофельном
благополучии, прочная рука с едва заметной наколкой вольного каменщика
или лифтера, нейлон куртки с ватным профилем, мучительное возвращение
домой.
Прекратить смотреть яндекс и гугл, забыть о фейсбуке- все это давильня
времени и мыслей. Наконец-вялое отупение и жевание у телевизора
прекратилось, бессмысленные труженики заполняют цилиндры и коробки
мрачного механизма.
Огромные глыбы света застыли на снежном склоне, просочились сквозь ртутный ужас деревьев. По трассе обогнал на 150 пару машин, потоки воздуха срывали корку льда с крыши, реактивный след и покачивание крыльями сбитым.
Молодежи не нужны стадионы, как и священные рощи, им необходимы машины и условия для прожигания жизни. Глыба в ватнике, крутит головой на уровне пояса.
Грозный черный жук мерседеса выпускает даму в кольце надутых человеко роботов, с опаской озираются и ныряют в глубину подъезда, полностью неорганическая среда, даже те, кто еще дышит подавлены суетой и гаджетами.
Как раз особо одарённый дух характеризуется тем, что он… отовсюду тесним и обусловлен бессознательным началом, таинственным божеством, в нём обитающим, так, что ему заданы воззрения – и он не знает, откуда; так, что оно принуждает его к действию и творчеству, гонит его– и он не знает куда; так, что им овладевает порыв становления и развития – и он не знает, для какой цели…
Грызуны валежника из слащавого натурализма, вульгарного примитива, члены союзов по вышивкам на тапочках, пейзажисты на полотенцах, лица из кипящего свежего мяса, люмпен масса, череда из типажей полу преступного типа или просто низкопробного сити-убожества, они прекрасно себя чувствуют в этом городе отупения на каждом шагу.
Суровая необходимость, единственное, что я успел подумать, столкнувшись в общем тамбуре туалета с теткой из подвального офиса многоножек, вечно мрачноватое лицо фанатички, она всегда озлоблена, старость, грусть, глупость.
Язык Набокова мне показался бледным, игра иронии и тонкого юмора, предсказуемы и расчетливо вклеены, одни только подштанники на ветру рвались куда то с видимость жизни хозяина.
Несчастный уснул на дороге, два старых костыля по походному скрещены под бессильно упавшей на асфальт головой, образуя подобие мрачного символа, спит, опрокинутая ветром коробка с мелочью продолжает взывать к милосердию толпы.
Старый Опель на тротуаре, c надписью на заднем стекле-спасибо деду за Победу, чуть ниже бумажка-продаю и телефон.
Я уже видел ее несколько раз. Зимой в длинном старом куртке-пуховике, с сигаретой в зубах вяло качалась под музыку у входа в ларек Евросети, сегодня что-то ела за столиком на улице, красное воспаленное лицо и голубая кепка с лого и надписью Газпром.
Мощный чан головы с плоским дном розовой лысины наружу, нос а-ля картофель по-русски, читает Cталкера, напротив подросток в кованной черной куртке с клепками везде, тоже Cталкер перед глазами, метро газеты, телефоны читалки и айпадлы.
Передвижной ларек с книжным хламом, мельком замечаю форматное издание в глянце-на обложке манекен с глазами -роликами в радужном сиянии, название-сверх люди.
Материализация чувств, в этом плане все достигло предела, также бесчувственны, как и предметы. В природе существуют змеи и скорпионы и даже фаланги, мы их боимся, так и среди людей встречаются подобные категории, они обитают в тихих лакунах, среди больших уединенных домов, в прохладе среди камня и зелени, будь осторожен не наступи, большинство издают угрожающие звуки-сигналы, имеют характерные формы и окраску.
В зависимости от условий или голода, могут вторгаться в массу людей, будь внимателен, в редких случаях можно раздавить или заманить в ловушку, но правильнее избегать, они неизменно находят жертву, иначе исчезнут, но только среди тех, кто забывает о их присутствии в мире.
Город душедеров. девица в темных очках на все лицо, утиный нос с пристегнутыми губами из пластика, другой с дугообразной грудью, молодцевато скачет по тротуару, портфельчик и кожура банана в другой руке, старуха в зеленой майке с надписью американская армия.
Первое, без любви к линии ты никогда не станешь настоящим художником, кубы и квадраты это всегда линии, с наполнением фантастических форм и текстур, второе, только чтение Гегеля может развить истинное понимание цвета и оттенков, читай его и через некоторое время наступает настоящее озарение.
Бройлерная зажатость фантазии и в итоге получаем-естественная гармония округлостей голеней с мужеством гузки, что можно нарисовать сидя в клетке, рисуя просунутыми руками сквозь прутья, мозг занят кормушкой, да и естественной механической свободы нет.
Спаси Вас от дизайна, это последняя стадия кретинизма для художника, если ты ненавидишь линию и форму, будь дизайнером, а о цвете и говорить нечего, сплошь стыкование оттенков, если и контраст, так это на грани воя отшельника над фотографией мощного голого тела девицы и это патологическое стремление к завершению формы, предсказуемость cиvметричность любого элемента изображения.
Слоновье топтанье и позы у мольберта иногда полезно, для разминки ссохшейся обуви и крючковатых суставов например, потом необходим взрыв и работа должна быть заполнена в течение нескольких минут, иначе вымученная гладильня с дегенерацией формы и цвета, заполняй холст быстро, все что взвешено, всегда дурно пахнет расчетом.
Но, главная катастрофа в рациональности, начиная картину, не думай о ней, множество образов и элементов будущей работы, должны бесчисленное число раз прокрутиться в воображении и начинать надо рисовать с пустоты в голове, все остальное формируется только в процессе работы над картиной, тем более с графикой, здесь все происходит еще более стремительно и молниеносно.
Глупы те, кто постоянно что-то взвешивает у холста и борется с балансом тел на поверхности, равновесие всегда достигается глубиной темноты и света, форма вторична, в противном случае ты получишь связки макаронов и металлоконструкций в лучах зыбкого света факела или керосинового светильника.
Катастрофическое угасание, мрак материального гнета и ничего кроме пустоты, второй вариант, очень ограниченный человек, пьющий все подряд, квартира-конура, стремительное угасание, желчный вид и пустота всюду. Плебс с упоением и счастьем развешивает кондиционеры, один или два в прямой зависимости от числа извилин.
В Орду поезжай, большим начальником буу-деешь-он катил мусорную тележку с мятым жестяным коробом, облепленным логотипами виза и мастеркард. Ограниченный пьющий человек, внешне почти старик, всю жизнь извивался, жульничал, выл над купюрами, на собственной вилле в теплой стране, огромная библиотека дисков и файлов, из книг, только инструкции к плееру.
Особенно впечатляла надпись «cuba export», идеально ложащаяся в соответствии с законами перспективы на ткани и вдоль лихого черепа. В комнату вошел он. Вся эта академическая бутафория имела логическое продолжение, как некие коричневые ветки, которые свешивались наподобие шнурков или тесемок головного убора, строго вниз к брюху и двум конечностям.
Под гнусным шляпным убором, состоящим из полиэтиленового пакета с сальными краями со следами какой-то угольной пыли, поверх которого был нахлобучен рваный угол холстяного мешка с пучковатой порослью ворса и сахарной изморосью кристалликов на кончиках.
Контролируй язык, чрево и уд, тогда благоприятная жизнь тебе обеспечена. Что, произойдет если у этой массы человеческих проекций отнять возможность потреблять, хаос и ужас. Вся их жизнь наполнена этим стремлением, а что ты способен сделать, и что представляешь из себя, если исключить эти меркантильные составляющие. Пищеварение, половые функции, гогот.
Москва голиардов, двое кривляютя перед выходом из вагона, отвратительные
примеры. Цветовое Пятно с заселением множества деталей, искренний динамизм, непередоваемые ощущение возможности изобразить-чистая абстракция и идеальная форма. Многие изображают то,что видят, некоторые то, что хотят видеть, и очень мало художников
,которые рисуют то,что не видят и не думают.
Пятно, цветовое пятно, это конечно здорово или прискорбно, но как и любое изображение должно иметь мыслимую или очевидно наблюдаемую протяженность с границей, те линией, рубежами, будь то граница холста или мыльная бесконечноть ослабевающего фона, нагромождение пятен,
это прекрасная или ужасная мазня, сколько не говорите мне, что автор философ с могучей интуицией, космическим разумом пришельца из дома престарелых, не художник, тот у кого нет линии, да и с книжной подготовкой всегда были проблемы, что можно изобразить читая всю жизнь Толстого или Графа М-то, банальности.
Все, что сейчас происходит на Крымском определенно можно назвать выставкой изощренных приколов для бодрящихся
духовных инвалидов. Измусоленная кустарщина в оболочке дизайнерской тупости и пустоты. Прикольность, как критерий надуманной оригинальности и цельности стал нормой в любом творческом устремлении, тошнота и скука.Западные эмиссары давно стоящие на четвереньках духовности, рекомендуют и отбирают все, что уже давно оболванило и опустошило головы их масс, ложные цели и прикольность это нормально. Не умеешь рисовать-возьми компьютер, не хочешь читать-есть Сеть, псевдо заумная подоплека это в лучшем случае, пошлость и железная графика бездарей. Кумовство и стадность это да, вам интересно это общество, мне нет. Для снятия стресса необходима баба и выпивка, но на этой выставке Вы этого не найдете, бегите, искусственность ради искусства, картинки и муляжи уже есть.
Покупай это, жуй это, поражает количество спекулятивных притонов, глядя на лица я вспоминаю подростка в майке с профилем освежеванной коровьей туши и надписью- нет мозга, нет проблем.Что- то происходит, крупнейшая капитализация у компании производящей телефоны и чуть чуть компьютеры, поразительно в выборе приоритетов развития данного общества, далее нагромаждение поисковиков, снова лидер в вложениях инвесторов, цель это беготня и поиск цен на товары, все ничтожно,
Скрепление и округление как механические формы оболванивания, прямая проекция на удобство и тиражную безликость. Уверен, что Эппл ждет крах, сделать ставку на недокомпьютеры, вырождение всех профессиональных решений, кошмарные отупляющие наборы для домохозяек, ублюдочная гармонизация и тираническая закрытость всего, мелочность в мелочах, признак оцепенения и жадности.
В обществе капитала тупик, потребляй все больше, бессмысленней и желательно все более дорогое, корявая роскошь, циклопический переизбыток во всем, ни одной позитивной идеи внутри общества, где умеренность, скромность во всем, где смысл существования, в обмане и жалкой наживе торгаша и спекулянта, где желание развить и проявить человеческие способности, как личности, где желание помочь и поддержать ближнего, все исчезло в расплаве гнусного топтания потребителей и приматов, под прессом монотонного рева тв с кривляющимися пластмассовымм балбесами с холеными рылами.Чем проще и быстрее оболванить массу, сексом, тотальной эротикой, топорной, низкопробной музыкой, культурой профанации и суррогатов, служение обществу, давно уже нет, только корысть.
Огромные машины перепродаж в сети, жесткая и неумолимая логика спекуляции в тисках ходульного выживания в удушливых серных парах капитала и воя расчетливой мелочности, бездушность во всем — включая холуйский механизм покупки, и так до профанной эстетики дизайна самого магазина, во главе только товар и цифра стоимости, все остальное вторично, потребитель должен быстро купить и только, но они уже проиграли, не удобство и ворох товара главное, разум и цельность, душа и гармония, торжество человечности и творческого начала, неизбежно возьмут верх.
Мир построен на материализации, доходе, страхе от потерь, это пустой и бессмысленный путь в никуда. Только идеи и воля способны достичь результата, направить и сплотить массу, дать надежду и шанс на осмысленность существования. Глупость, с чего мы взяли, что все должно быть рационально, полезно и приносить доход, течение жизни будет неустанно доказывать обратное, как инструмент вечного обновления и совершенства, индивид не влияет на общий ход развития. Даже последние убежище человека, как семья, распыляется в угоду вертлявому кошмару прожигателей жизни, непостоянство вкусов потребителя, как форма любых отношений.
Лягушачья перспектива в целях и стремлениях, страхование железного корыта, шампунчик для влажной лысины, паразитская разлочка бесконечных халяв и примочек, мученическое стремление окопаться возле чана с вечным запасом кормов- вот и все. Все, о чем бы ни говорили скучно, плоско, примитивно. Исчезла категория мыслителей, базарная грубость, прикольность и шаблон, пошлость вместе с издерганной сексуальностью, вот основы сегодняшнего восприятия.
Может, все-таки-закрытая и тайная среда, из бескорыстных,честных, благородных людей, т.е. утопия в утопии или необходим, и должен быть найден действенный эквивалент материальных благ и замена их, на духовную компоненту, возможно ли такое? Только немногие, способны на это решиться и понять, не в благах спасение, а в отказе от них, в среде равных, поощрение не тварное, а высшее.
Тот, кто включен в механизм тотальной сборки системы, уже не способен остановиться, повсеместная утрата веры и доверия, в самом широком смысле этого понятия, продажные духовность и спасение, это норма на Западе, начиная с времен индульгенций, аппарат церкви цинично продолжает зарабатывать, Европейское общество давно обречено, гадкое благополучие и усталость от спекуляции, окончательно разъели фундамент Великой Вавилонской Башни.
Измени сознание и тогда окружающая реальность изменится. Пожалуй, это единственное, что осталось у думающего человека в нынешней ситуации, ненасытное стремление к благам, персональная машина, бетонный особняк, панический страх потерять это, жрать, пить и иметь все подряд, может уже достаточно, смехотворные ценности вырожденцев, иллюзия значимости среди тех, кто тайно презирает и ненавидит. Исчезни, прекрати интриговать, займись выращиванием капусты, закаткой солений, вот правильный выбор настоящего патриота и честного гражданина.
Завернутый в тюфяк куртки, лицо вечного живодера, злобно рычит, машет жирными короткими ручками, кепка валяется на плоском черепе, зачем он в метро, опасен. В этом городе нет творчества и движения свободной мысли, это вечный поток сущностей, вихрей энергий, скрежета зубов шакалоподобных существ в диком рвении мещанской травли, в клубке которого гибнет любой, меркнет и тускнеет всякий.
Грубые, бездарные массы пожирателей картофеля, без промедления выталкивать всех из городов, немедленно к земле, работать, пахать, создавать что либо материальное, приносящее радость и удовлетворение в труде, самостоятельно без выкрутасов спекулянта и гнилого маклера, только так еще есть шанс спасти это общество постсоветских грелок для стульев, упертых тунеядцев и творческих приспособленцев.
Лунная среда фейсбука, легионы бессмысленностей. Люди сорванные со своих мест, подобно пустым пластиковым емкостям катятся по углам и пустырям города. Невероятное количество одержимых, безумных, потерянных или просто психов. Гнусная изворотливость иинстинкт выживания, все глубже загоняет индивида в омут аксиомы пустоты жизни.
Пожилая женщина сидела передо мной в метро, руки грациозно сложены на коленях, масса колец на пальцах симметрично расположились вдоль тела, только насторожили ее глаза, сплошь в тонких нитях воспаленных сосудов, стресс, напряжение, срыв, сейчас я заметил в ее ногах на полу был зажат пакет, надпись-центральная клиника неврологии РАМН, синхрония.
С произведением искусства нужно держать себя так, как с большим сановником: остановиться перед ним и ждать, чтобы оно что-либо сказало нам.
Скоро отброшу в сторону все эти мерзости и займусь исключительно живописью.
Это опасная добродетель-быть наделенным большей чувствительностью, большей возвышенностью или деликатностью, чем большинство собратьев, товарищей, чем, наконец, толпа. Boudelaire.
Пусть надобно исключить из рациона пиво, лучшего и просить нельзя. Чай и кофе-это уже тяжелее, но переносимо. Вино? Черт побери, это жестоко! Но находится скотина еще грубее, заявляющая, что нельзя ни читать, ни заниматься умственным трудом. Baudelaire.
Деньги воплотили в себе все эти вещи в упрощенном виде, вследствие чего вышло так, что образ денег занимает основное место в головах черни, поскольку та едва ли способна представить себе хоть какое-либо удовольствие, которому не сопутствовала бы идея денег как его причина. Бенто.Обезьяны слишком добродушны, чтобы от них мог произойти человек. F. N.
При выходе из станции , в проеме снятых на лето дверей стояла высокая девушка в зеленом сарафане и чисто золотом кокошнике, приходите не стесняйтесь-рядом новый молочный магазин, я решил зайти. Чисто и холодно, потоки из коробки на стене, за прилавком женщина преклонного возраста тоже в кокошнике, беседует с благообразным старичком в костюме, щечки хомячка, он заявляет ей-пенсия маленькая на женщин не хватает, а они сейчас дорогие, ну ничего скоро обещали прибавить, да и мне всего 87 лет, я купил пакет с молоком и вышел.
Да и я тоже художник. Понятно, что сейчас найти предложение на мои работы, это примерно, как продать мазерати в Тибете, где кроме всего прочего кажется и нет заправок, или участок на Луне для тех, кто живет в коммуналке на Земле и тп. И тем не менее, я ищу того, кто рискнет, ведь всем прекрасно известно, что большинство имен раскручены придурками дилерами исключительно ради извлечения дохода у скупердяев ценителей, мне срочно необходимы и те и другие, да и я имя.
Хочу резвиться на свободных от оптического фокуса полях, трепещущих в непрестанном созидании. S.Beckett.
Искусство тяготеет не к расширению, а к сжатию. Так искусство-апофеоз одиночества. Общение невозможно ввиду отсутствия средств общения. S.B.
 Скорее, существует только один вид действительных частей, а именно части, которые могут являться как сами в себе обособленные-словом, как куски. Так называемые абстрактные части-содержания.
Послышались голоса и из бокового темного прохода, прямо из- за иконостаса появился человек в черном, с густой аккуратно постриженной копной седых волос, окинув меня взглядом произнес: мы сейчас не работаем и жестом указал на выход. Под низкими сводами небольшой церкви никого не было, несколько свечей тускло светились у темных образов. Я как-то растерянно вышел на свет, высокие деревья накрывали сенью гранит поросших надгробий, в голове крутилась фраза-мы сегодня не работаем.
Они это называют творчеством, все что вижу это до убогого смешное, либо смешное убожество. Притянутое за уши размазня зауми с претензией на открытие, кретинское циркачество с материалом и прочим хламом, бесконечные девицы, которым запрещено рисовать, сплошные барби формы, с кукольным окоченением или гламуро- пусто пятна. Все, вот и весь горизонт творческой богемы этого мира. О дизайне, лучше еслибы его не было, психологичность, с бездной сложности подсознательного, да и все на уровне изображения- пня, гнома, совы, старья и бутылок, фанатики реалистичной школы всюду- это их уровень. Когда один кретин говорит, это замечательно, его никто не услышит, но если сто кретинов скажут это интересно, думающие начинают вторить им.
Нравственная деформация, где человеческие, интеллигентные лица? Совок много десятков лет сохранял и генетически формировал тела и внешность людей, это была узнаваемая утонченная и определенно духовная среда, с исчезновением, крушением охранительных стен и башен системы, тысячи носителей исчезли, дух моментально испарился, все еще дымящееся пространство руин заполнили миазмы меркантильности и чертополох вульгарности варварской толпы, классические статуи храмов разбиты и снесены, рабов интересуют только позолоченные светильники подсвечивавшие их. Потоки моднящихся пиявок, облепившие все плотоядные поверхности, и наступила многолетняя и массовая дегенерация среды, общество повторения пути в пустоту, с торжеством ожиревших вольноотпущеников и торгашей, фатальное чувство бешенно нарастающей концентрации адской смеси коктейля Молотова из вер и культур.
И это бесконечно, моя рожа увидела это, она сьела то-то и то-то, моя рожа одела что-то новое. Зачем, перемещаться из страны в страну, с материка на материк, в исступленном топтании туристически троп, в поисках неожиданностей и бессмыслицы, прозябать в вычурных отелях в окружении кривляк и пустомель, если у тебя самого в голове уже есть, здесь и сейчас, как минимум две или три галактики.
Пошлость- это клей, который цементирует людей. У кого его мало, тот отпадает.A.S.
Сын отказывается читать книги, читают только лохи и ботаны, надо быть просто хитрым, уверен он. Сегодня за завтраком громко заявил, подарите мне на день рождения гимнастерку, хромовые сапоги и камасутру-хочу прочитать, ага и обязательно диск с видео инструкциями, ответил я.
Если, после того как все страдания переместили в ад, для неба не осталось ничего кроме скуки, то это доказывает, что у нашей жизни нет иных составных частей, кроме страдания и скуки. А.S.
Холодный, хитрый, вожделеющий, злорадный-15 картин в салоне MersedesBenz на Беляево.
В кассе Икеа, застывшая в гастрономическом отупении физиономия, выпученные по-рачьи глаза, Брейвикоподобные существа, они чувствуют себя в исключительном положении, какое самодовольство в кассе, уверенность в требованиях к кассиру, отвратительные типы, однородная масса в вечном брожении.
Именно рисование становится предохранительным средством против дурного общества и против многочисленных опасностей, несчастий, потерь и расточительности, которым подвергается человек, если он ищет своего счастья исключительно в реальном мире. Так, например, мое художество пока не дало мне совершенно никаких доходов, но оно избавило меня от очень многих трат.
Таль-Коте. У меня квартира 160 метров в Бутово, прохрипел истукан под два метра ростом, череп обломок сваи с трещиной темного рта у основания, в белой маечке с бретельками на носорожьем торсе, золотая цепь с якорной стоянки линкора покоилась в зловонных клочьях и ветвях реликтового леса волос вдоль гранита груди, продавец дебиловато хихикнул, его крысиное лицо понуро осклабилось в гримасе угодничества.
Гигант-центурион крысобой еще некоторое время ворочался у прилавка, собрав бессильную и немую очередь, затем двинулся на выход, отвратительно дважды сморкается на пол еще на пороге, что-то рыкнул полу-матом себе под ноги и вышел на чистый воздух, в руках была коробка с 50 комплектами цветных мелков для рисования на асфальте.
Исключения есть, даже необъятно большие, и разница между индивидуальностями огромна, но в общем, как давно уже замечено, мир лежит во зле-дикие пожирают друг друга, а культурные друг друга обманывают, и это называется порядком вещей. A.S.
Черные крючки подпрыгивали, крякали, выхватывали ветки и тряпки, стая ворон копошилась на зеленом пятнами заснеженном газоне. Западное общество зашло в тупик, единственный и главный стимул это обогащение, при практически полном духовном обнищании. Единственный выход, это развитие личности и ее способностей, но не в ключе меркантильного применения, это не главное, на уровне государства, самого общества необходимо всячески утверждать и поддерживать инструменты духовного и творческого роста, плоское благополучие, достаток ущербных, приводит к полной деградации и пошлому отупению всей среды, эти принципы глушат и пожирают все живое.
Нет культуры, нет духовности, Вавилон спекулянтов и потребителей. Кошмарные нагромождения машин и торговых центров, практически абсолютно бессодержательные толпы, все разговоры о связях, кумовстве, гнусное кривлянье, божба, нет кошмар, бабы поголовно курят и матерятся, все страшно дорого и тупо.
Бесконечная пробка из машин устало сверкала гальваническими вспышками и светом, вползая в город, выезжая из городского ада, притормозил на светофоре, слева в противоположном ряду стоял майбах, два огромных рязанских сумоиста на передних сиденьях, чуть сзади лаковая громада джипа с охраной в белых вопящих рубашках, злобно буравя взглядами окружающих сидельцев в коробках, вот и все, воплощение игольного ушка.
Художник (sic), философ не может существовать и развиваться в суетной стремнине и водовороте явлений жизни, необходима тишина и замкнутость идей и мысли, это не монотонная работа молотящего цепа, не поиск домовитостей и влажных мест выживания. Кристаллические структуры формируются медленно, только в тишине и спокойствии, помехи создают паразитные и тупиковые наросты, которые тормозят общее развитие формы, граней, блеска и значения.
Плотно заполненные мясом джинсы торчали из кожаного картуза, козырек кепки практически закрывал вздернутое наглостью с выпуклыми пустотами глаз лицо. Удивительно, как быстро мозг навешивает ярлыки психотипов, видел этого человека со спины, а по всему уже сказал, хам и дуболом, так и есть, на спуске эскалатора остановился в левом проходе заперев всех, и так простоял до конца, не обращая внимания на призывы отойти и пропустить, огрызался, стоял и крутил пустой башкой, потом ловко соскочил и завихлял жирными ногами.
Все, что рисую это 15 минут работы, чем больше размер тем быстрее, любая работа уже лежит в голове и готова, когда начинаю, далее сглаживание и рассеивание первоначального импульса, задумываться над картиной, что может быть глупее.
Уметь рисовать и не уметь-это практически одно и тоже. Не уметь и быть философом, есть шанс, но уметь рисовать и не быть философом-нет шансов, стать художником.
Необходимо постоянно противиться рациональному смыслу, нарочитому дизайну и выверенности, тепличной симметрии, сна воображения в отупляющем смысле, тиражирования и сетчаточного видения, фигуративного краскопульта и краснобайства теоретиков.
Деньги воплотили в себе все эти вещи в упрощенном виде, вследствие чего вышло так, что образ денег занимает основное место в головах черни, поскольку та едва ли способна представить себе хоть какое-либо удовольствие, которому не сопутствовала бы идея денег как его причина. Бенто.
Живопись кончилась. Кто может создать что-либо лучшее, чем вот этот винт? Скажите, вы можете?
Все, что позволяет избежать, расстроить или сделать нелепыми парадность, господство, устрашение.
Довольно живописи, Север. Пора искать работу!
Любое настоящее творчество это мистика и это священный дар, который требует от хозяина постоянного участия и развития. Вы, конечно, много слышали о метемпсихозе, это несомненно помогает в жизни, всякие там переселения душ, энергий и чувств. Да, но ничто так не помогает цифровому художнику, а мы с здесь именно для этого, как демон-иллюстратора. У всех всегда были и будут личные демоны, многие из моих знакомых уверенно это подтверждают, у Сократа-был, и он вечно что-то ему советовал на рынке в Афинах и потом на агоре, у Платона и Плотина тоже, последнего демон вечно сопровождала в храме, бурчал и громко шептал новые редакции Эннеад и можно долго продолжать, демон -Максвелла или Фарадея, и т.п, вспомню продолжу этот список. Вернемся к нашему загадочному посреднику между номосом-сознанием художника и умозрительными средами- это графический пакет Иллюстратор. Конечно, Вы все его видели не раз, я не говорю о тех случаях, когда не видели, например, не включали ни разу компьютер, боитесь электричества и тем более рисовать, в любом из этих вариантов, вы будете уметь это делать и ничего не бояться. Начнем с того, что визуальный контакт установлен и Ваш демон-иллюстратор запустился и внемлет в ожидании команд и действий. Мы надеюсь, конечно, создали лист на экране и готовы, находим главный инструмент любого рисовальщика-кисть, ручку, перо, валик, ведерко. Выбираем кисть, далее закладку с формой кисти и рисуем круг, забываем о шаблонах, квадратики и т.п. это хорошо, но нам необходима линии, и ее создаст Ваш номос-сознание, сенсорный планшет, как инструмент и Ваш демон-иллюстратор. Основа всего и это Первый секрет, линия и она должна быть замкнута, это контур и из этого строится любое изображение, если только Вы не фанатик чистоты в смысле отсутствия, какой- либо узнаваемой формы, просто пятна и потоков лавы или наива, детского творчества или солдатской мазни, а это тоже искусство, но сейчас мы пытаемся научиться рисовать, повторю, линия и контур основа любого изображения и наш демон это подтверждает и думаю будет доволен Вами. Новый секрет, ты легко и много рисуешь кругов руками, значит сможешь нарисовать все. Сейчас мы будем рисовать фигуры состоящие из кругов, рисуем. Не менее важно, откат, буфер, копирование и зум.
Вторая встреча. Штрих, форма, кубизм, сюрреализм. Создаем миры и фантазируем. Третья встреча. Градиенты. Только рисуя, ты остаешься художником, Wacom и демон-иллюстратор всегда будут рядом.
Галерея-учреждение, абсолютная среда для влияния «блата», кумовства, фаворитизма и других форм протекционизма.
Спорили за спиной, пришлось повернуться и взглянуть, обе модные, одна в белом коротком пальто, красные облегающие брюки, туфли на темном каблуке, вторая в куртке с тонкой талией, говорят друг другу громко, словно никого у кассы, ты не так сказала, я сказала, но так, лучше молчи, сама знаю, увидел лица, мелкие черты, плоские глаза и носики. Все мельчает. Вышли и уехали.
Куски волос торчали из-за ворота на груди пористо-полосатого свитера синего цвета с белыми бурунами. Розовая шея охвата хорошего пня возвышалась оттуда, большую часть лица скрывала зеленая бейсболка, швы с бахромой и гвозди клепок застыли на полпути к сознанию, пузатые руки с колечками покоились на корнеподобных плахах колений. Неожиданно вскочил, и уступил место женщине, на ней грязно-белый желоб-водосток пальто из плетения прутьев старых веревок, внеземное бормотанье и бегство в еще распахнутую дверь вагона.
Такие люди думают только, мыслями-шелухой, мыслями, что давно зародились в головах других. Р. де Гермон.
Совет, как оставаться хозяином положения в графике, т.е как быть художником, не имея таланта. Есть единственный способ, стать дизайнером и ничего не рисовать руками. Как, быть спокойным, если примитивы довлеют? Начнем с простого, Божественные конструкции тела и существ.
Миры, гигантов техники изображения: Дюрер и Дали.
1.Точка, линия, круг, это три элемента изобразительного мироздания. Начнем с меню, здесь скрыты главные тактильные сенсоры нашего помощника демона-иллюстратора. Главное в художнике, не быть дизайнером, это костыли и мы в них не нуждаемся, наш стимул это свобода фантазий и легкость. Рисуя, думай рукой и стилусом Wacom, а не кирпичами примитивов и валиком маляра, точность и назначение, да и сам эффект разительно отличаются.
Бросьте жену, бросьте любовницу. Бросьте надежды и опасения. Бросьте детей в мрачном лесу. Бросьте жертву мраку. Бросьте, если нужно, легкую жизнь, все, что вам дают. Отправляйтесь в дорогу. Вас ждет проект, ДОТЫ.
Чтобы добраться до Дмитрия Ульянова: трамвай
Чтобы добраться до Академической: метро
Чтобы добраться до нас: лифт
Чтобы добраться до того света: жизнь
Скоро начало проекта: ДОТЫ.

There are no comments yet, add one below.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.